http://pokermatch.poker
Кандалакша
Герб города Кандалакши  Кандалакша — город в Мурманской области с населением около 33,0 тыс. человек. Расположен на берегу Кандалакшского залива Белого моря. Является крупным транспортным узлом: через него проходят автомобильная дорога Санкт-Петербург – Мурманск и Октябрьская железная дорога, функционирует морской торговый порт. Основные предприятия: Локомотивное депо, Кандалакшский алюминиевый завод, каскад Нивских ГЭС, Кандалакшский механический завод, Кандалакшский морской торговый порт.
Погода

Яндекс.Погода
Опрос на сайте

это борьба за экологию
символ единения народов
борьба за экономию электричества
абсолютная глупость


Игровое заведение casino-vulcan-stars Вулкан Старс бесплатно и без регистрации
Память

Книга Памяти жертв политических репрессий Каскада Нивских ГЭС

Смотреть

Воинские захоронения в Кандалакше и Кандалакшском районе

Смотреть

Геральдика
Город Кандалакша
Кандалакшский р-н
Кандалакшский залив
Работа

Работа в Кандалакше и Кандалакшском районе. Информация Кандалакшского Центра занятости населения.

Смотреть

Недвижимость

Квартиры в Кандалакше, любые операции с недвижимостью

Смотреть

Культура
Отдых
Спорт
Объявления
  • Пошив и ремонт обуви в Кандалакше. Обувь для проблемных ног. Высокое качество материалов.

    .

  • Английский язык в Кандалакше. Для профессионалов и новичков

    .

  • Облако тегов
    Арктика, безработица, вакансии, Великая Отечественная война, Владислав Трошин, война, День города, День Победы, детский писатель, животные, история, Кандалакша, Кандалакшский залив, Кандалакшский заповедник, кандалакшский лабиринт, Кандалакшский район, Колвица, Кольский полуостров, конкурсы, лабиринт, медведи, милиция, монастырь, Мурман, Мурманская область, налоги, налоговая инспекция, образование, Олег Бундур, Поморы, праздник, путешествие, работа, стихи, туризм, ФНС, Хибины, центр занятости, Экология, энергетика

    Показать все теги
    Кандалакша » Это интересно » Миссия Весайнена
    Кластер Беломорье

    .

    Полезные ресурсы: 

    Миссия Весайнена Это интересно

     

    Гибель Печенгского монастыря
    история конфликта с каянскими немцами

    Миссия Весайнена

    Пекка Весайнен. Автор К. Каллио.

    г. Сиилинъярви. 1940 г.

    Пекка Весайнен (Pekka Vesainen) - историческая личность, весьма популярная в Финляндии. Он хорошо известен каждому финну как национальный герой и воевода. Известно и его второе имя - Юхо (Juho), под которым он описан в посвященном ему романе известного финского писателя Сантери Ивало (Santeri Ivalo. Juho Vesainen. WS. Helsinki, 1894.)


    За девяносто лет до описываемых событий, в конце XV века, воеводы великого князя Московского «повоевали восемь рек» в Финляндии, где истребили 7000 человек. В огне этой войны было уничтожено и родовое поселение Весайненов - деревня Ии (так же говорят о Ylikiiminki), что на реке Колокол (Iijoki) - одной из тех упомянутых восьми рек. Заметим, что разбойная юность Трифона проходила именно в этих местах, в так называемой Северной Остерботнии.


    Сам же Пекка Весайнен родился много позже, около 1550 года, и жил на хуторе Весала, недалеко от Оулу. Хутор, где жили Весайнены, неоднократно подвергался нападениям и грабежам. Особенность положения финнов (каянских немцев) на этой территории состояла в том, что, являясь подданными шведской короны, они в то же время не имели какой-либо постоянной государственной военной защиты.

     

    Эта так называемая Каянская земля еще совсем недавно, в XIII— XIV веках, находилась под бесспорной властью Великого Новгорода. Но в XV веке Швеция приступила к целенаправленной политике по отторжению этих территорий. В 1490 году была достигнута договоренность, согласно которой на берегу Ботнического залива, недалеко от местечка Улео (ныне г. Оулу), был установлен рубеж. Как отмечает академик И.Х. Гамель, там же, «на реке Улео, в четырех милях от Улео, находился камень, прозванный Русконкиви, в три аршина вышины и столько же ширины, на котором высечены были пограничные знаки: лев для Швеции, крест для России и молот для Лапландии.» (Ушаков И.О. Морское сражение на севере в 1496 году // Наш современник. 2001. № 8. С. 11.). Но камень этот не остановил шведскую экспансию в Каяни, и финны, поданные шведской короны, продолжали отторгать эти земли от Руси и заселять их. Таковой была предыстория шведско-русской войны 1495— 1496 годов.

     

    Финские историки имеют свой взгляд на ситуацию, сложившуюся здесь на рубеже XV- XVI веков: «Бесконечные кровавые грабежи и бесчинства, творимые разбойным людом, приходящим с русской стороны, окончательно обескровили и привели в упадок финские поселения. Но постепенно стала вырабатываться некая система местной самообороны и из среды поселенцев стали выдвигаться народные лидеры» (Aslak Outakoski. Pekka Vesainen Suomen Talonpoikia. Helsinki, 1952. S. 40,41)

     

    Одним из таких народных лидеров и стал Пекка Весайнен. Швеция не скрывала своих военных приготовлений к решительной перекройке границ с Россией и всячески поддерживала партизанские формирования в Остерботнии, которые совершали набеги на русское Беломорье. Отношение же к русским у финнов, перешедших в шведское подданство, издавна характеризовалось особым понятием: «vanhanvihan» - застарелая злоба.

     

    Весайнен возглавил это разбойное войско с намерением жестоко мстить русским. Но он знал, что любые попытки серьезно досадить московитам неизбежно приведут их рати сюда, в Финляндию, и их ответ будет кровавым. Потому претворение в жизнь плана своей мести он начал со строительства неприступного укрепления - крепости Оулу, где его подельники и жители окрестных селений смогут отсидеться при ответном ударе русских. Весайнен, несомненно, был талантливым предводителем. Все его предположения и расчеты подтвердились. Действительно, когда в январе 1592 года князь Григорий Волконский привел с собой 3000 воинов с 12 пушками, то они «повоевали в Каянских немцах пять волостей и около острогу волостки Оулу. И под острогом стояли». (Тихомиров М.Н. Малоизвестные летописные памятники Исторический архив. Т. VII. М.-Л., 1951. С. 234). Как мы видим, острогаже Олуи (крепости Оулу) они так и не взяли.

     

    Миссия Весайнена
    Крестовый камень Русконкиви

    Крепость Оулу была возведена к началу 1589 года. Не дожидаясь формирования регулярного шведского войска и объявления войны, Весайнен с весны 1589 года начал свои «личные» боевые действия - кровавые рейды на Белое море. Безнаказанно разоряя и грабя мирные поморские села, Пекка собрал и доставил в крепость Оулу большие богатства. Тактика его действий заключалась в неожиданном появлении, нанесении безжалостного удара и быстром возвращении в Оулу. Это было обусловлено постоянным ожиданием ответных шагов со стороны «московитов». Соплеменники Весайнена были очень довольны и славили храброго Пекку - победителя «русского медведя».

     

    Король Юхан III за столь успешные «боевые действия» даже пригласил Весайнена «в королевский дворец в Стокгольм для личной беседы и получения монаршей награды» (Aslak Outakoski. Pekka Vesainen Suomen Talonpoikia. Helsinki, 1952. S. 44.)

     

    Когда в мае 1589 года «в ночи» был уничтожен Кандалакшский монастырь и вырезано 450 человек «монахов и бельцов», можно представить, какой болью это известие отозвалось в сердцах братии Печенгской обители, в Кольском остроге. Кандалакшский и Печенгский монастыри с момента основания их преподобными Феодоритом и Трифоном были неразрывно связаны между собой, являя единое духовное православное пространство на Крайнем Севере.


     Мало того, всего через три месяца финские разбойники отряда Весайнена, очевидно, воодушевленные поддержкой шведского короля, 7 сентября вновь «перешли Лапландские горы и, опустошая все огнем и мечем, подошли к Белому морю». В этот раз враг спустился к Белому морю по реке Ковде и последовательно разорил волости Ковду, Умба, Кереть, Кемь и иные мелкие поморские волости. «И те волости повоевали, церкви и дворы пожгли и людей побили, и воевав ушли Кемью рекою вверх» (Тихомиров М.Н. Малоизвестные летописные памятники Исторический архив. Т. VII. М.- Л., 1951. С. 230.)

     

    Но в этот раз, как говорят о том финские источники, возвращение Весайнена было «безрадостным». Пока он был занят убийствами и грабежами в беззащитных поморских селах, с севера, по рекам Колокол (Iijoki) и Кеми (Kemijoki) спустились два отряда русских и жестоко воздали Весайнену за его злодеяния. Был уничтожен его хутор и сожжено более 100 домов, убиты многие его родственники, в том числе двое сыновей Весайнена. «В 1589 году на Святого Бартоломея, в воскресенье [память апостола Варфоломея - 7 сентября по Григорианскому календарю. - Е. М.] на уезд Ии напало особо много вражеских войск. Церковь и все селение были сожжены на месте» (Heikki Kirkinen. Karjala Taistelukenttana. P-И, Helsinki, 1976. S. 180.) Финское предание красочно описывает ярость Весайнена при этом возвращении и его клятвы о скорой личной мести врагам (См.. Aslak Outakoski. Pekka Vesainen Suomen Talonpoikia. Helsinki, 1952.)

     

    Российские источники подробно описывают формирование войска государева «головы-воеводы» Стефана Колтовского, развернутого в Шуе Корельской для похода «войною в Каянские немцы».

     

    Миссия Весайнена

    Картина финского художника А. Эдельфельта "Сожженная деревня" 1874 г. 

    Монастыри Севера также были обязаны оказать помощь в формировании войска, «по Государевой грамоте 7097 года (1589) велено Соловецкого монастыря игумену Иакову с братией из Соловецкой вотчины приготовить сто человек ратных людей с огненным боем на Каянских немцев» (Белокуров С.А. Материалы для русской истории. Архив Соловецкого монастыря. М., 1888. С. 64.) И летом 1589 года «ходили войной в Каянские немцы, а воевали Овлуи реку да Леменгин острог, да Колокол волость, да Остров-волость, да Сиголвец рек и иные волости. И ти волости повоевали и пожгли, и жывот всякой высекли» (Корецкий В.И. Соловецкий летописец конца XVI века Летописи и хроники. М, 1984. С. 241.)

     

    Причастность монастыря на Печенге к этому походу не установлена. От вотчин Соловецкого монастыря, например, в этом походе «в каянские немцы» участвовало 100 человек. (См.. Летописи и хроники Соловецкий летописец конца XVI века. М, 1980. С. 241.). Но мы видим, что для Пекки Весайнена его личный враг стал совершенно очевиден. Неукротимая жажда мести подвигла его на скорый и невероятно рискованный шаг - поход к Ледовитому океану, на Печенгу. Мы знаем об инструкции, данной царским воеводам на Русском Севере, где повелевалось «оберегати Соловецкой монастырь в летнее время от корабельного приходу немецких людей, а в зимнюю пору выезжати на берег и оберегати Поморские волости, Колы, Керети и Кандалакши, и с иными волостьми из монастырских волостей, от Немецких людей прихода». (Царская грамота Киприану Оничкову 1581 Июля 31 Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской Империи Археографической экспедицией Императорской Академией Наук. СПб., 1836. С. 374.)

     

    Как видим, Печенгский монастырь в грамоте не упоминается, что, возможно, говорит о расчете на его труднодоступность и хорошую защищенность. Обитель в эту зиму оказалась без военной поддержки.

     

    Весайнен хорошо понимал, что такое предприятие не будет похоже на взятие беззащитных поморских селений или Кандалакшской обители, открыто стоящей на Нивском наволоке. Печенгский монастырь — это северная твердыня, неприступная крепость, не слабее, пожалуй, чем его нынешнее детище - укрепление Оулу.

     

    Надо отдать должное Весайнену как автору весьма коварного плана, позволившего ему осуществить в декабре 1589 года самое свое тяжкое злодеяние. Завершив к осени свои кровавые летние набеги на Беломорье, Весайнен собрал свое разбойничье войско в крепости Оулу. Надо было отдохнуть и, главное, отобрать охотников для исполнения принятого им решения о ранее невиданном деле - военном походе на Крайний Север во время полярной ночи (!).

     

    Отряд Весайнена, сформированный для похода на Печенгу, был шайкой хорошо экипированных и дерзких разбойников количеством около 100 человек. О том, что отобраны были самые надежные, говорит тот факт, что в последних осенних походах на русское Поморье принимало участие много большее количество финнов: «... волости повоевали и людей побили .. а приходило тех немецких людей 700 человек» (Тихомиров М.Н. Соловецкий летописец Исторический архив. Выпуск VII. М, 1951. С. 230).

     

    Воевода князь А. Вяземский сообщал, что в нападении на Кандалакшский монастырь весной 1589 года участвовало около 100 человек. (См.. РГАДА. Документы Посольского приказа. 1589 год. Ф. 96, № 1).

     

    Финский историк А.И. Арвидссон приводит уточненную цифру: «В 1589 году девяносто финнов под предводительством некоего Весайнена, уроженца местности Ии в Финляндии, перешли русскую границу» (Arwidsson A.I. Handlingar till upplysning afFinlands hafder. Stockholm, 1846. Т. VI. S. 354.) По современной военной классификации это подразделение противника можно считать усиленным РДО - разведывательно-диверсионным отрядом. Естественно, не по количественному составу. Попытки исследователей представить отряд количеством не более 50 человек неосновательны, поскольку известно, что Весайнен после Печенги осадил Колу, и «из Кольского острога осадные люди на вылазках немецких людей побили 60 человек, а живых в острог взяли 30 человек. А остальные немцы Туломою рекою в свою землю побежали» (Летописи и хроники. М., 1981. С. 242)

     

    К моменту похода на Печенгу подручные Весайнена уже в полной мере сформировались в надежное и проверенное в деле воинское подразделение. Историки отмечали, что «крестьяне этой провинции всегда отличались своей воинственностью» (Чумиков А. О походе шведов. С. 12.), и именно они были исполнителями всех тех ранее нами упомянутых кровавых злодеяний в монастырях и селениях побережья Белого моря. Весайнен провел подельников через серьезный отбор и испытания, прежде чем повести их на совершение главного дела - исполнения своей «verikosto», или «обета кровной мести».

     

    И действительно: вскоре царский дьяк Алай Михалков напишет: «В 7098 году церкви и кельи, и служние избы, и иные монастырские дворы, и амбары сожгли свейские немцы» (Харузин Н.Н. Русские лопари. С. 432.)

     

    Первый этап плана Весайнена
    Борисоглебск - Успенская пустынь

     0 времени разорения монастыря житие преподобного Трифона сообщает так: «В самый праздник Рождества Христова», когда «великий царь Феодор Иоаннович воевал свейские немцы, тогда же свитцского владения финския страны немцы приидоша ратью на обитель Живоначальныя Троицы» (Жите преподобного Трифона. С. 117.) Налицо неточность: как мы указывали ранее, «великий царь Феодор Иоаннович» не «воевал свейские немцы» и не нарушал перемирия. Русское войско вступило в войну лишь в январе 1590 года, когда «Государь распорядил полки, а сам с главною силою 18 генваря 1590 года выступил к Нарве». (Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. X. С. 292.)

     

    Декабрь на Крайнем Севере - самый тяжкий месяц по климатическим условиям: это пик Полярной ночи: дневной свет едва забрезжит к полудню на час, и вновь опускается мрак. Известный литератор и путешественник, князь Евгений Львов писал, цитируя «чрезвычайно интересную лопарско-поморскую легенду: дело было под Рождество; солнце ушло в этом году как-то особенно рано, и тьме неба помогал воздух. Мгла все время висела над землею, и туман был так густ, что в пяти шагах не видно было огня, горящего в лопарской тупе. Злой дух гулял по покинутому Божьим светом краю» (Львов ЕВ. По студеному морю. Поездка на север. М.: Тип. А. П. Мамонтова, 1895. С. 88.)

     

    К декабрю в монастыре завершились все сезонные работы, громадная масса трудников, приходивших на заработки, разъезжалась на зимовку, лопари вслед за оленьими стадами уходили от моря к югу, на свои погосты. Тот же минимум людей - монахов, послушников и вкладчиков, которые остались в монастыре, постом и молитвой готовился к празднику Рождества Христова.

     

    Миссия Весайнена

    Разорение финнами русских поселений

    в 1589 году.

    30 ноября/13 декабря, на день апостола Андрея Первозванного, враг вышел на исходный рубеж - погост на озере Инари (inari-jarvi). Замысел Весайнена на первом этапе похода состоял в том, чтобы не встревожить русских своим передвижением. Маршрут движения его отряда проходил как будто совсем в стороне, никому не угрожая, вдоль условной границы владений, установленной еще в 1573 году послами Иоанна Грозного. (Филиппов Л.М. Русские в Лапландии. С. 303.). От крепости Оулу, что на берегу Ботнического залива, Весайнен двигался на север вдоль известного водного торгового пути, к лопарскому погосту на озере Инари (Innier). «Финны направили свой набег из Каяны не на восток, а прямо на север, к озеру Инаре» (Островский Д.Н. Речь, читанная в зале обер прокурора. С. 388.)

     

    К этому «озеру Инаре» («Под озером, из которого вытекает река Паз и которое, по выражению Книги Большого Чертежа, «островисто» разумеется озеро Имандра Большое, Энаре, или Инаре») отряд вышел к 30 ноября. «В ноябре в 30 числе свейские же немцы воеводы Кавпея (Не зная, кто был главным предводителем разбойников, донесение указывает имя одного из подручных Весайнена, «воеводки немецкого Кавпея», позже взятого в плен под Колой.) приходили в лопские погосты» (Из донесения Кольского подьячего Ивана Парфентьевича Махонина.) Летописи сообщают об одном убитом здесь норманне по имени Syckum Thydessen.

     

    Далее по реке Паз финны спустились к морю, к Пазрецкому погосту. Губа Паз (Paess) - древнее монастырское место, или «первый монашеский форт». В губе Паз при церкви Бориса и Глеба находился монастырский скит с небольшим количеством братии. Также на Паз реке располагалась монастырская верфь, где зимой ремонтировали монастырские суда. «В устьях Печеньги и Пазреки спускались на воду большие, норманнские лодьи и мелкие промысловые суда» (Козмин К. Варангерское море. С. 11; Богуслав ИЛ. Исторический взгляд на Варангерское Поморье Морской сборник. СПб., 1862. Т. LXII. № 10. С. 290.)

     

    Трифон Печенгский хорошо понимал потребность Российской державы закрепиться на берегах незамерзающего залива Варангер-фьорд, «он имел намерение создать подобную Печенгской колонию и здесь, при Пазрецкой губе, построив с этой целью на устье Пазреки небольшую оригинальную церковь во имя Бориса и Глеба, русских князей. При ней с древних времен всегда жил иеромонах с послушником для отправления богослужений и треб и несколько бельцов».

     

    Саму древнюю церковь святых Бориса и Глеба Весайнен не тронул: раньше времени выдавать свои планы заревом пожара он не хотел. Но ему пришлось ликвидировать свидетелей, живших при монастырской верфи. «Датский документ» сообщает имена и фамилии четырех мужчин, трех подростков, одной женщины и двух девушек, убитых финнами. Монастырская верфь нужна была разбойникам для того, чтобы использовать суда и продолжить свой поход, но уже по морю. В том и состояло коварство замысла врага, чтобы подойти к монастырю со стороны моря, откуда в это время года никого не ждут («Финны направили свой набег из Каяны не на восток, а прямо на север, к озеру Инаре, по р. Паз дошли до моря и в ночь на Рождество появились в Печенгской губе». (Островский Д.Н. Речь, читанная в зале обер-прокурора. С. 388.). В декабре в этих широтах навигация считалась практически невозможной.

     

    Именно это обстоятельство - нападение со стороны моря - и породило в дальнейшем известное предание о том, что монастырь разорили морские разбойники - пираты.

     

    Отряд Весайнена погрузился на монастырские суда в ночь на 2 декабря («Декабря месяца.. 2 день. Божьим изволением, грех ради наших, приходили немецкие люди в Печенгский монастырь войною». (Соловецкий летописец конца XVI века Летописи и хроники. М, 1980. С. 241.) и на веслах начал движение в сторону Печенги. Понятно, что судов было несколько, различной грузоподъемности и типа, а следовательно, и разной скорости хода. Разбойному десанту надлежало за ночь преодолеть расстояние в 40 морских миль. Средняя скорость при столь продолжительном движении судов на веслах с крепкими гребцами составляет порядка 5 узлов. Таким образом, к утру отряд должен был войти в Печенгскую губу.

     

    Профессор Я. А. Фрисс считал, что, двигаясь по берегу моря на восток к Печенгской губе, разбойники предварительно зашли в губу Волоковую (Bomeni). На наш взгляд, это верно лишь отчасти. Не для того столь энергично и скрытно совершал свой морской переход Весайнен, чтобы отвлекаться на второстепенные задачи. Двигаясь, надо полагать, на самом быстроходном судне и используя паруса, он сразу направился мимо Волоковой в Печенгскую губу, к Успенской церкви, к могиле преподобного Трифона, где и нанес первый страшный удар. Основные же свои силы он не дал обнаружить, укрыв их в губе Волоковой. Вскоре и он, обагрив руки кровью первых печенгских мучеников, пришел в эту губу, соединившись со всем отрядом. «Не дошедше обители, сокрышеся в тайном месте, и на обитель Преподобного целыя седмь дней ратию дерзнути не смели» (Житие преподобного Трифона. С. 118.)

     

    Автор уникального так называемого «Датского документа» - королевский фогт, сборщик дани в пользу датского короля, прибыв в эти края после рождественских праздников для сбора податей, обнаружил страшную картину трагедии и полное запустение, о чем позже составил подробный отчет губернатору норвежской крепости Вардехуз (Вардё). (Старинный Датский документ о разорении Печенгского монастыря в 1589 году Из сборника отд. русск. языка и словесности Академии наук. СПб., 1890. Т. 51.)

     

    Касаясь обнаруженных убитыми в Волоковой десяти женщин с детьми, автор документа поясняет, что их имен он не установил и никого в живых в округе не обнаружил. Здесь, в Волоковой, у монастыря были соляные варницы. Соль в то время представляла собой немалую ценность. Отсутствие же среди убитых в губе Волоковой лиц мужского пола, скорее всего, свидетельствует о том, что мужчин взяли в плен. Мешки с солью - вещь тяжелая, требовалась рабочая сила.

     

    Миссия Весайнена
    Мученическая кончина прмчч. Ионы и Германа Печенгских. Картина финского художника начала XIX века.

    Итак, рано утром 2 декабря, в полной темноте Полярной ночи, Весайнен вошел в печенгский Залив монахов - Монкенфьорд. Залив этот незамерзающий, и суда разбойников беспрепятственно могли передвигаться в сторону монастырской гавани. В «Документе» имена погибших в Печенгском монастыре даны общим списком, поэтому мы не знаем, сколько человек, и кто поименно были убиты в момент высадки разбойников на берег в монастырской гавани.

     

    С этого места начиналась непосредственно территория монастыря - торговый порт и поселок у Трифонова ручья. В «Документе» говорится: «Сожгли поселок под названием Викид (vik - бухта, норв.), где была монастырская гавань, и все корабли и лодки, а находившиеся в гавани суда изрубили на части». Этот поселок Викид в гавани располагался в непосредственной близости от Успенской пустыни (Фрисс Я.А. Печенгский монастырь. С. 266), там, где «храм Успения Пречистыя Богородицы, что у Преподобного над мощами». Об этом свидетельствуют и иные источники: «Шведы, идя с моря, разорили и сожгли прежде всего церковь Успения Богоматери, ту самую, в которой был погребен просветитель Лопского поморья» (Историческое описание Колоспеченгского монастыря. Цит по: Огородников Е. Мурманский и Терский берега. С. 54)

     

    Сделать это было несложно, поскольку в период между навигациями с наступлением Полярной ночи в этом поселке-порту, кроме служащих в Успенской церкви преподобных Ионы и Германа, вовсе не было монастырского люда (Житие преподобного Трифона. С. 118.) Здесь враги «иероинока праведного Иону и служебника [Германа] умучили». Верный сопостник преподобного Трифона старец Иона, оставшийся со своим учителем и после его смерти, и послушник старец Герман «в первых» приняли мученическую кончину «от острия меча». Имена их можно найти в списке «Документа», это Jionno и Giermandt (Старинный Датский документ. С. 4.)

     

    По преданию, священномученик Иона и преподобномученик Герман Печенгские, Кольские были умучены утром, во время завершения ранней Божественной литургии. Монах Герман звонил на колокольне, увидев врагов, бросился вниз, предупредить служащего Иону, но не успел и был убит у выхода из колокольни (Инок Герман, по-видимому, поднялся на колокольню при Евхаристическом каноне на «Достойно и праведно .. », когда полагается благовестить 50 ударами в колокол). Девяностолетний старец Иона принял кончину, сжимая в руках Святую Чашу. Как истинный воин Христов, он защитил прежде всего Святые Дары, и «кровь мученика смешалась с кровью Божественного Агнца».

     

    Всю картину этой трагедии и увидела прибежавшая на зарево пожара монастырская братия. Однако разбойников уже нигде не было видно. «Не дошедши обители, сокрышася в тайне месте» (Житие преподобного Трифона. С. 118.)

     

    Весайнен все хорошо продумал. Нанеся этот главный удар по монастырской святыне, в самое сердце монастыря, он уже чувствовал себя победителем. Кто мог предвидеть такое  нападение с моря зимой? Летом это совершенно невозможно: летом здесь кипит жизнь, сотни здоровых мужиков, торговые суда на рейде крепко вооружены, да и его ладьи с десантом были бы обнаружены еще на подходе к Монкенфьорду.

     

    Зимой напасть со стороны материка тоже невозможно: монастырские стены встают на пути всякого, кто попытается приблизиться к святыне - могиле преподобного Трифона. Кроме того, первый же лопарь, заметивший появление в Русской Лапландии отряда «финской страны немцев», немедленно оповестит и погосты, и монастырь. Всем хорошо известно, как невероятно быстро передвигаются на лыжах лопари, что даже легко догоняют волков («Волков и других сим подобных зверей бьют они больше дубинами, потому что на лыжах свободно их догоняют». (Георги И.Г. Описание всех в Российском государстве обитающих народов. Изд. К.В. Миллер. СПб, 1776-1777 С. 6.)

     

    В старинном предании пазрецких лопарей, записанном в XIX веке протоиереем Константином Щеколдиным, говорится, что некий лопарь Иов заметил этот отряд «финских немец», видимо, в районе оз. Инари - р. Паз. Заподозрив неладное, лопарь решил сообщить об этом в монастырь. При нем была слепая сестра, с ней он и поехал на оленях в Печенгу. Но все оказалось против него. Внезапно поднялась очень сильная буря, олени испугались и отказались идти. Ночью в сильном буране он отморозил руку и потерял лыжу. Пока Иов сооружал куваксу (шалаш), чтобы было где оставить сестру, и изготовлял новую лыжу, прошло много времени. Разбойный отряд по морю успел прийти в Печенгскую губу к Успенской пустыни раньше.

     

     

     

    Читать продолжение...

     

     

     

    Автор: Епископ Митрофан (Баданин)

    Из книги «Кольский Север в средние века». Том 3

    Почитать книгу можно в Центральной библиотеке Кандалакши.

    В свободной продаже – во всех церковных лавках Североморской епархии.

     

     

     

     

     

     

     

     


    Ключевые теги: Кандалакша, монастырь, история
     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

    Другие новости по теме:

  • Гибель Печенгского монастыря
  • Кандалакшский мужской монастырь
  • Тайна старого фундамента
  • Преподобный Феодорит Кольский
  • Летописи о Кандалакше


  • Добавление комментария



    Главная страница | Статистика           Яндекс.Метрика      Copyright © Борис Гуреев,
    2007 год.
    guboris@rambler.ru